И вновь про жестокие игры

Что появилось раньше: насилие реальное или виртуальное?

Наши депутаты очень креативны, и вообще стараются показать, что работают (и воруют) не просто так, а прикладывая самые что ни на есть НАНОусилия головного мозга:

Депутаты Госдумы намерены добиться блокировки жестоких компьютерных игр. Соответствующий запрос в Роскомнадзор собирается направить депутат-единоросс Сергей Железняк.

Поводом для таких действий парламентариев послужила информация о том, что Дмитрий Виноградов, юрист компании «Ригла», расстрелявший шестерых своих коллег, долгое время увлекался компьютерной игрой Manhunt, изобилующей сценами насилия, сообщает РСН.

«Если программа предназначена для взрослой аудитории, но распространяется в Сети без ограничений и ей могут пользоваться дети, то это противозаконно. Мы будет обращаться в правоохранительные органы и принуждать владельцев к исполнению закона», — заявил С.Железняк.

А еще там игры сравнивают с педофилией. Глядишь, скоро светский, обывательский стереотипный образ любителя играми пополнится и такими ярлыками, как «педофил», «насильник» и вообще.

Я же просто хочу сказать, что философия — наука великая и впервую очередь полезна для тренировки нибкости мышления. И вот почему:

Мне кажется, что люди очень заблуждаются, когда представляют себе жестокость, ненависть или какую-либо эмоцию в виде какой-то эфирной или сюрреалистичной материи, которая появляется из ниоткуда и так же изчезают в никуда. Эмоции, как по мне, субстанции более постоянные и находятся в постоянном круговороте, передаваясь от человека к человеку в той или иной форме. Вот, например, рассказал вам друг смешную шутку — поделился радостью. А про горе — разделил с вами печаль свою, и вам тоже стало немного грустно. А ему — легче.

С жестокостью и насилием так же, на мой взгляд. Если сына отец избивал в детстве, то второй потом вполне так же может сорваться уже на своей жене или детях. Или если вдруг вы ударите какого-то незнакомого парня на улице, то вряд ли он вам потом улыбнётся, скажет «спасибо» и предложит пойти пропустить кружечку пива в пабе.

И игры так же могут в какой-то степени сделать человека более жестокими. Но тут есть маленькая деталь, о которой все забывают:  такие ИГРЫ — ЛИШЬ ОТРАЖЕНИЕ РЕАЛЬНОСТИ. Вы взгляните, к примеру, на жанр военных милитари-шутеров. Ведь они лишь пытаются скопировать то, что существует на самом деле, так еще их подвергают всяческой цензуре. Я никогда не поверю, например, что в Battlefield 3 технически невозможно воссоздать реалистичную расчленёнку тела человека… Но вы представьте, насколько это отвратительно делать разработчику, а потом в это играть игроку. И тем не менее, всё это насилие приходит не из больной фантазии гика за компьютером, а из реальной боли тех, кто прошёл войну. А ведь это можно обыграть и творчески, не обязательно делать всё под реализм: сменить сеттинг, персонажей, декорации…

Первопричина совсем иная. Жестокие игры не приносят насилие на наши экраны из Чёрной Дыры, они берут это насилие из мира реального, где творится такое дерьмо, что взрослые мужики плачат как младенцы.

Так может быть начнём разрывать этот порочный круг с того, что изменим нашу реальность, а не виртуальность?

Реклама

About terak24

Интересуюсь политикой, журналистикой, видеоиграми, гаджетами, медиа.

Posted on Ноябрь 9, 2012, in Россия, игры, Games, Uncategorized and tagged , , , , , , , , , . Bookmark the permalink. Оставьте комментарий.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: